РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ ХИМИИ TBEPДОГО ТЕЛА
   
| | | | |
| | | |
 15.04.2010   Карта сайта     Language По-русски По-английски
Новые материалы
Экология
Электротехника и обработка материалов
Медицина
Статистика публикаци


15.04.2010









Очевидность невероятного


Профессор Сергей Капица о том, к чему способны привести околонаучные "разборки" чиновников с академиками












"Российская газета" - Федеральный выпуск №5157 (78) от 14 апреля 2010 г.
Версия для печати / сохранить материал

















Сергей Капица: Примитивно понятые рыночные отношения – не применимы к оценке фундаментальной науки. Фото: Аркадий Колыбалов
Сергей Капица: Примитивно понятые рыночные отношения – не применимы к оценке фундаментальной науки. Фото: Аркадий Колыбалов





На недавней коллегии минобрнауки, где подводились итоги прошлого года, академическому руководству дали понять, что "роста вложений в науку, какие были за последние десять лет, больше ожидать не стоит".


Более того: бюджет РАН уже в этом году урезан на 3,5 миллиарда рублей. И все настойчивее звучат предложения передать в министерство Андрея Фурсенко координацию вопросов, связанных с выделением средств на научные разработки. Сложившуюся ситуацию корреспондент "РГ" обсуждает с человеком, который широко известен в научных кругах, но при этом не связан членством в РАН и на другой стороне никаких формальных позиций не занимает - доктором физико-математических наук, профессором Сергеем Капицей.


Российская газета: Сергей Петрович, вы регулярно общаетесь и с влиятельными учеными, и с чиновниками. Находясь над схваткой и в то же время сопереживая ей, что можете сказать тем и другим?


Сергей Капица: Для начала надо поставить диагноз: наша наука в глубокой яме. Пятнадцать или даже двадцать лет хронического недофинансирования привели ее в ужасное состояние. Молодые кадры разбежались. Старые стали еще старше. Деды учат внуков. И в таком состоянии даже не деньги являются главным фактором. Главное сейчас - организация и управление наукой. Но если и тут начнутся поспешные и радикальные перемены при том же - слезы капали - финансовом обеспечении, на науке в нашей стране будет поставлен крест. Сейчас у финансистов принято ссылаться на мировой экономический кризис. Но посмотрите - президент США Обама объявил о беспрецедентном увеличении расходов на науку, на 20 процентов увеличили финансирование научных исследований во Франции. А мы на что надеемся?


РГ: Может, как раз на то - извините за вынужденный цинизм, - что "голодный паек" заставит ученых по-настоящему встряхнуться? Кто-то не выдержит и уедет, зато останутся самые живучие. Из этого родится новая, востребованная, наука - мобильная и откликающаяся на вызовы рынка....


Капица: Я бы призвал быть аккуратнее с такого рода идеями - про "голодный паек". В мировом фольклоре - у одних культур это цыган, у других просто скупой - есть схожие притчи про то, как убавляли дневную норму зерна лошади (или ослу). Финал известен: несчастная тварь погибает. Боюсь, что мы находимся сейчас ровно в таком же положении.


РГ: А военные, защищая свой бюджет, приведут в параллель другую поговорку: "Не хотим кормить свою армию - будем кормить чужую"...


Капица: Это было актуально в тот век, когда политические проблемы могли решаться исключительно только военными силами. Сейчас подобное уже не срабатывает. Другое дело, и с этим я полностью согласен, что наша наука должна лучше вписываться в науку мировую. Раньше мы могли себе позволить развиваться в таком, если хотите, автаркическом режиме - на это хватало и денег, и специалистов.


РГ: Теперь это непозволительная роскошь? Надо учиться жить по рыночным законам?


Капица: Примитивно понятые рыночные отношения не применимы к оценке фундаментальной науки. Большая наука приносит очень большие проценты, но не сразу. Крупные научные открытия определяют приложения и образ нашей жизни через 50-100 лет.


РГ: Но есть разные отрасли науки - от иных можно и нужно ждать практической отдачи, от других вряд ли...


Капица: Это как посмотреть. Вот, например, построили гигантский ускоритель в Европейском центре ядерных исследований - он обошелся в 10 миллиардов евро. Как оценить - это только расходы и никаких доходов? Анализ работы ЦЕРНа, который произведен экономистами, показывает, что для Европы этот проект стал ареной разработок новых технологий. Я уж не говорю про другой известный факт - Интернет и суперсовременные грид-технологии вышли из ЦЕРНа. Вот вам реальная отдача от научного предприятия, на знамени которого начертано: "Познание фундаментальных законов природы".


РГ: В недавнем интервью "РГ" лауреат Нобелевской премии академик Жорес Алферов назвал чрезвычайно вредной новомодную панацею - упование на вузовскую науку в пику академическим институтам. Вы много лет преподавали в Физтехе, заведовали кафедрой физики, и вам хорошо известно, как рождалась и отрабатывалась физтеховская модель интеграции образования и науки. От каких ошибок и необдуманных действий считаете нужным предостеречь нынешних реформаторов?


Капица: Для начала мы должны стать такой же богатой страной, как США, чтобы практиковать их опыт развития науки в университетах. Возьмите Европу - она ближе, и наука там совсем по-другому организована. В Германии фундаментальная наука поддерживается Обществом Макса Планка. А Общество Фраэнгофера поддерживает в значительной мере прикладные науки.


У нас Академия наук - это не только сеть институтов, но и важная традиция. И заниматься ее реформой, что-то рубить с плеча было бы крайне необдуманно.


В подобных случаях самое важное - учитывать мнение самих ученых, а не загонять их в тупик нищеты, когда вместо работы они стремятся попросту выжить. Эффективность управления наукой всецело зависит от сотрудничества исполнительной власти с учеными. Но, как правило, настоящий ученый не может быть хорошим администратором...


РГ: Почему?


Капица: Каждый раз, когда он начнет что-то решать, он придумает что-то лучшее. А это, как известно, губит хорошее. администратор же связан ответственностью перед обществом за то, какие он принимает решения. Интеллигенция, увлеченная критикой, редко задумывается об ответственности администраторов.


РГ: Судят по себе?


Капица: В большинстве случаев - да. люди, которые выдумывают что-то новое, действительно обладают внутренней свободой. Возьмите, к примеру, Игоря Васильевича Курчатова. Ему предлагали разные правительственные и партийные должности, а он до конца дней оставался директором института, который теперь носит его имя. был научным руководителем атомного проекта, а при нем были выдающиеся администраторы - Малышев, потом Славский, который почти 30 лет возглавлял атомное министерство. Они реализовывали решения, которые им предлагали ученые.


Словом, общество устроено не таким простым образом, как это представляется иным бюрократам и умникам. Нельзя думать, что вы можете закрыть весь спорт и оставить одних только чемпионов. Или закрыть все балетные школы и оставить только прим-балерин, без кордебалета.


Академию наук сейчас легко критиковать. Это стало популярным занятием. Я не хочу присоединяться к этому хору, хотя многое мог бы сказать. Сегодня мы должны ценить то хорошее, что в ней есть. И ее коллективный разум не может быть заменен ничем другим.


РГ: Она остается ведущей экспертной организацией в стране?


Капица: Да просто нет ничего другого. Хорошо бы, как говориться, да где взять? Можно иностранных специалистов пригласить - как мера дополнительная, это хороший и правильный шаг. Мы должны быть открыты в этом отношении и сами участвовать в таких экспертизах в других странах.


РГ: Еще одна дискуссионная тема - как оценивать работу научных учреждений. Могут ли быть, на ваш взгляд, какие-то универсальные критерии для этого? Количество публикаций, индекс цитирования или что-то еще?


Капица: На самом деле универсальных критериев мало. Что касается индекса цитирования, то это одна из причин колоссального перепроизводства публикаций. В английском языке даже возникла специфическая пословица "Публикуй, а иначе погибнешь". Если мы будем пользоваться в науке только такими бюрократическими критериями, мы ни к чему хорошему не придем. Оценить работу по достоинству может только само научное сообщество.


РГ: Часто ссылаются на феномен математика Григория Перельмана - у него давно не было никаких публикаций, а его признают в математическом мире. Может, потому и признают, что он как мог максимально дистанцировался от научной бюрократии?


Капица: Перельман - это исключительный случай. Я, к сожалению, с этим человеком не знаком и никогда с ним не встречался. Но он решил задачу Пуанкаре - это знаковое событие. Нам можно только порадоваться, что такой человек живет и работает в России. И не стараться вписывать его в общие рамки - гении в них не вписываются.


РГ: Как считают многие, в управлении российской наукой наметилась опасная тенденция: от борьбы идей перешли на личности. За благосклонность первых лиц государства и свою строку в бюджете конкурируют не научные школы, а отдельные персоны и группировки. К чему все это может привести?


Капица: Это то, что обычно всплывает в не лучшие времена: каждый начинает бороться за свое существование, забывая об общих задачах и общих целях. На мой взгляд, это симптом величины кризиса, в который мы сейчас погрузились. А группы и группировки всегда были - это человеческая природа.


С другой стороны, для судеб науки в нашей стране совершенно необходим конструктивный диалог ученых как с правительством и миром бизнеса, так и с широкими слоями страны. Это необходимое условие для успеха политики инноваций.


РГ: А что, если новые идеи рождаются не в низовом научном звене, а нисходят "сверху"? Вы, вероятно, следите за тем, как развивается проект "российской Силиконовой долины"?


Капица: В деталях, что там происходит, пока не знаю. Во времена СССР было несколько удачных примеров создания научных центров. Большая часть из них - целевые, созданные для развития определенной проблематики. Это Пущино, Дубна, Троицк, Саров, подмосковный Зеленоград, где создавался советский центр электронной промышленности. Сколково, насколько я понимаю, претендует стать таким же центром наноэлектронной промышленности. Очень поучителен, на мой взгляд, опыт создания многоцелевого Новосибирского академгородка вместе с университетом, где использовался опыт Физтеха, сочетающий науку и образование.


РГ: А что вы думаете о планах минобрнауки в массовом порядке приглашать ученых, работающих за рубежом, в качестве руководителей научных коллективов в России? Под это дело из бюджета собираются потратить 12 миллиардов рублей. "Вахтовый метод" в науке может сработать?


Капица: Как мне кажется, это вполне органичный метод организации мировой науки. Однако важен и отбор таких ученых, и предоставление им необходимых возможностей. Так, Петр Леонидович Капица организовал Институт физических проблем. Этот институт был очень небольшим, хотя из него вышли три нобелевских лауреата. И построен он был всего за два года. Попробуйте сейчас построить что-то подобное за два года!


Между тем вхождение нашей науки в мировую - это важнейшая проблема, которая должна быть осознана.Она не может быть решена в рамках старых традиций, которые изолировали нашу науку от всего остального мира. сейчас наука стала слишком сложной, слишком дорогой, однако у нее общее не только проблемное, но также инструментальное, а теперь и кадровое пространство. Перетекание ученых из страны в страну вполне естественно. Не будем забывать, что все наиболее известные русские ученые со времен Ломоносова стажировались за границей. Это было необходимой частью образования - их, как тогда говорилось, за казенный счет отправляли для приготовления к профессорскому званию.


РГ: Выходит, мы на новой основе и в новых условиях возрождаем то, что уже было?


Капица: В общем, да. И Академия наук в этом смысле является очень удобной организацией - в ней заложен междисциплинарный подход. Она объединяет под одной крышей естественные и, как мы говорим, неестественные науки. Это очень важный союз. Гуманитарные науки сейчас во всем мире находятся в большом прорыве. Но там, в отличие от нас, они разъединены. На мой взгляд, эта русская традиция дает нам некое преимущество.




Дизайн и программирование N-Studio 
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
  • Chen Wev .  honorary member of ISSC science council

  • Harton Vladislav Vadim  honorary member of ISSC science council

  • Lichtenstain Alexandr Iosif  honorary member of ISSC science council

  • Novikov Dimirtii Leonid  honorary member of ISSC science council

  • Yakushev Mikhail Vasilii  honorary member of ISSC science council

  • © 2004-2019 ИХТТ УрО РАН
    беременность, мода, красота, здоровье, диеты, женский журнал, здоровье детей, здоровье ребенка, красота и здоровье, жизнь и здоровье, секреты красоты, воспитание ребенка рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок медицина, клиники и больницы, болезни, врач, лечение, доктор, наркология, спид, вич, алкоголизм православные знакомства, православный сайт творчeства, православные рассказы, плохие мысли, православные психологи рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок