РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ ХИМИИ TBEPДОГО ТЕЛА
   
| | | | |
| | | |
 21.06.2017   Карта сайта     Language По-русски По-английски
Новые материалы
Экология
Электротехника и обработка материалов
Медицина
Статистика публикаци


21.06.2017




Письмо в поддержку обращения членов РАН


Мы, нижеподписавшиеся, поддерживаем высказанную в обра- щении членов Российской академии наук к президенту РФ озабо- ченность критическим состоянием российской фундаментальной науки. Так называемая реформа РАН 2013 года, не решив ни одной проблемы российской науки, создала множество новых, а ее прак- тическая реализация правительством и Федеральным агентством научных организаций (ФАНО) за последние три года поставила российскую науку на грань выживания.


Мы поддерживаем предложенные в письме членов РАН меры, направленные на создание нормальной системы работы научных институтов и Российской академии наук.


Азадовский К.М., член Германской академии языка и литературы Акопян К.З., доктор философских наук, профессор


Альтшулер Б.Л., cтарший научный сотрудник Отделения теорети- ческой физики Физического института им. П.Н. Лебедева РАН


Амнуэль Г.М., кинорежиссер, продюсер, член Киносоюза


Аркадьев М.А., дирижер, заслуженный артист РФ, доктор искус- ствоведения


Бажанов Л.А., член-корреспондент Российской академии худо- жеств (РАХ)


Беломестнов Дмитрий, журналист, правозащитник


Бисеров А.В., владелец и директор издательств «Гонзо» и «Рама Паблишинг»


Богомаз А.И., член ОНК Брянской области, правозащитник Бородицкая М.Я., писатель

Борщев В.В., член МХГ

Вальков С.В., кандидат физико-математических наук, доцент Вахнина Л.В., кандидат биологических наук


Вдовин Ю.И., член правозащитного совета Санкт-Петербурга, член правления эколого-правозашитного центра «Беллона-Санкт- Петербург»





114 Письмо в поддержку обращения членов РАН Вешнинский Ю.Г., урбанолог, кандидат культурологии


Войцеховская Е.В., кинорежиссер и автор закрытого в России про- екта «Кино для людей»


Ганнушкина С.А., председатель благотворительной организации «Гражданское содействие»


Гельман А.И., драматург


Гилинский Я.И., доктор юридических наук, профессор


Гиматдинова Роза, художник и режиссер


Гинзбург И.Ф., профессор, доктор физико–математических наук


Глушкова И.П., доктор исторических наук, ИВ РАН


Глушкова Е.К., доктор медицинских наук


Гутионтов П.С., секретарь Союза журналистов России


Дворкин В.З., главный научный сотрудник ИММЭМО РАН, про- фессор


Демин А.В., научный сотрудник ГНЦ РФ — ИМБП РАН


Дергунов Е.Е., философ, писатель, общественный деятель


Дико Н.С., президент Международного фонда гуманитарных ини- циатив (МФГИ), координатор Международного комитета граждан- ской дипломатии (МКГД)


Диксон В.А., писатель, член Русского ПЕН-центра


Димитрин Ю.Г., драматург


Дымшиц В.А., д.х.н., преподаватель ЕУСПб, профессор СПбГУ


Дымшиц Н.А., киновед


Есипов В.М., поэт, литературовед, старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН им. А.М.Горького


Збарский А.В., редактор

Карачева И.Г., актриса

Катаев П.В., писатель

Кешман Е.А., биолог

Кислов А.И., журналист, заслуженный работник культуры РФ



Письмо в поддержку обращения членов РАН 115 Комеч А.И., профессор, ИППИ РАН и МГУ


Крайнева И.А., кандидат исторических наук, научный сотрудник ИСИ СО РАН


Красухин Г.Г., доктор филологических наук, профессор


Кржевов В.С., кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова


Кружков Г.М., литератор, лауреат Государственной премии Кузнецов А.Н., историк, педагог


Левинтон Г.А., филолог, профессор факультета антропологии Ев- ропейского университета в Санкт-Петербурге


Литвин А.А., руководитель архива и библиотеки Горбачев-Фонда Литвинов Павел, Фонд Андрея Сахарова


Меньшиков В.Ю., член Совета Центра экологической политики России


Мец Сергей, музыкант, литератор


Минц М.М., старший научный сотрудник ИНИОН РАН


Нежный А.И., писатель


Неклюдов С.Ю., профессор РГГУ, доктор филологических наук


Никитенко Ярослав, ученый, общественный активист


Оглоблин А.К., профессор, доктор филологических наук


Пайкачева И.В., правозащитник


Подосокорский Н.Н., кандидат филологических наук


Пономарев Л.А., доктор физико–математических наук


Прокопьев А.П., поэт и переводчик


Прохорова И.Д., главный редактор издательства «Новое литера- турное обозрение»


Ревуненкова Е.В., доктор исторических наук, главный научный со- трудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РА


Рудницкий А.Л., кандидат физико–математических наук

page58image24712 page58image24872




116 Письмо в поддержку обращения членов РАН

Савенко Ю.С., кандидат медицинских наук, президент Независи-


мой психиатрической ассоциации России


Скворцов В.А., профессор МГУ


Соколовская Н.Е., писатель


Софрин Сергей, писатель-фантаст.


Стратановский С.Г., писатель, член Союза писателей Санкт- Петербурга и Международного ПЕН-клуба


Улицкая Л.Е., писатель Фаттахов А.М., юрист


Филатов С.А., лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники


Филатов Ф.П., врач


Харичев И.А., генеральный директор научно-популярного журна- ла «Знание-сила»


Хромов-Борисов Н.Н., старший научный сотрудник, лауреат пре- мии СПбГУ


Цветков А.П., поэт и публицист

Чубайс И.Б., доктор философских наук, профессор МЭИ


Чудакова М.О., член Европейской академии, профессор Литера- турного института (Москва)


Чульжанова Л.И., литератор Шац Эвелина, поэт, эссеист


Шейнис В.Л., доктор экономических наук, профессор, главный на- учный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М.Примакова


Эпштейн М.Н. , филолог, философ, культуролог, профессор Эмо- рийского университета (Атланта, США); почетный профессор Да- ремского университета (Великобритания)


Яскевич Игорь, член совета РЭОД «Среда обитания»


Источник: Коммерсантъ, 17.10.2016 http://kommersant.ru/doc/3118873



Оправдываются лишь худшие ожидания «Эффективные менеджеры» не понимают, как работает наука


Беседа с академиком РАН Гермогеном Крымским


Реформа Академии наук идет уже без малого третий год. Вна- чале эта реформа вызвала достаточно серьезное сопротивление со стороны научного сообщества. В свою очередь иницииро- вавшее его правительство пошло на ряд уступок. В частности, Академия наук не была ликвидирована как таковая, как это предполагалось в первоначальном проекте. Недавно, во время проведения Прямой линии, президенту был задан вопрос о том, как, по его мнению, обстоят дела с реформированием науки, на что Владимир Путин ответил: «Ожидания наши скорее оправ- дываются».


Насколько эти «ожидания оправдываются» в среде самих ученых и как эта реформа повлияет на будущее науки в России и в Якутии, нам рассказал академик РАН Гермоген Крымский, на протяжении многих лет возглавлявший Институт космофизики.


– Гермоген Филиппович, по поводу реформы РАН во время Пря- мой линии Владимир Путин сказал следующее: «Ожидания наши скорее оправдываются». Насколько вы можете согласиться с президентом?


– Я считаю, что ожидания не оправдываются, и я готов поспо- рить с Владимиром Владимировичем по этому вопросу. Причем самым серьезным образом. Но прежде чем коснуться сущности дела, мне кажется, что рассмотрение этого вопроса невозможно без того, чтобы затронуть именно политический режим, который сложился в России. Поскольку эти процессы напрямую влияют на то, что происходит в науке.


Пролог о политике


– Нужно отметить, что политические режимы бывают в основ- ном двух типов – авторитарные и демократические, хотя, конечно, есть и небольшие исключения. А вообще каждый режим занима- ется формированием кадрового состава и соответственно элиту общества. В демократических обществах она формируется по де-

page59image26536




118 Г. Крымский



Оправдываются лишь худшие ожидания 119

page60image1432 page60image1592


ловым признакам, поскольку существует конкурентная среда, и она должна быть эффективна.


А в авторитарных режимах это происходит другим способом, и существовать она может очень долго несмотря, может быть, на ее деловую непригодность, и вокруг лидера образуется так называе- мая «семья». Есть либо естественный отбор, когда люди продвига- ются благодаря своим деловым качествам, либо неестественный, когда люди даже с отрицательными качествами могут получать преимущество, поскольку могут «топить» конкурентов. Но в лю- бом случае политический режим имеет шансы на успех, если он обеспечивает сменяемость элит. Чтобы политические часы шли, нужно, чтобы маятник качался.


И поэтому необходима оппозиция, которая способна «кусаться» и на каждый «прокол» власти она должна реагировать и инфор- мировать общественность, которая в свою очередь является и из- бирателями. В авторитарном режиме этот механизм отсутствует. Он старается организовать стабильность в обществе. Но между стабильностью и застоем граница достаточно размыта. И вот как раз в России элита выстроена противоестественным способом, и поэтому маятник не качается.


То, что происходит в Академии наук, напрямую вытекает из того, что происходит в нашем обществе. Если взять Академию наук как организацию, то за все годы своего существования она почти всегда имела очень сильные демократические традиции. В том смысле, что мимо общественного сознания какие-то процессы внутри академии пройти не могли даже в советское время. И это был сильный фактор.


История реформы РАН


– Какие были или не были предпосылки к реформе?


– Начиналось все в 2008 году, когда произошли ключевые события. Тогда проходило общее собрание Академии, где и я принимал уча- стие. И тогда возникла фигура Михаила Ковальчука. Это некий уче- ный, который сделал стремительный взлет по карьерной лестнице. И объяснялось все тем, что он входил в близкий круг Путина. Он стал директором Курчатовского научного центра, в который были пере- даны ведущие научные организации. И вот там с его приходом был введен авторитарный стиль управления. Уже тогда его хотели сделать вице президентом Академии. Но он был членкором, а для того, чтобы занять этот пост, нужно быть академиком. Но на общем собрании Ака-



демии наук его кандидатуру не утвердили. Таких случаев было очень немного. Потом он баллотировался в директора одного из академиче- ских институтов и тоже не прошел. И после этого стала известна его фраза: «Академия наук должна пасть как Римская империя».


– То есть этот Ковальчук каким-то образом инициировал роко- вую реформу?


– Не только. Тогда же, в 2008 году, проходили и выборы прези- дента академии. И как раз баллотировался Владимир Фортов, те- перешний ее президент. И уже тогда он имел программу реформи- рования академии. Но он не был избран. Президентом стал ака- демик Осипов. И эта была наша общая ошибка. Была программа и реформа была необходима, она назрела. Через пять лет Фортов был избран президентом, но реформировать академию ему никто не дал. Через месяц после его избрания в правительство был вбро- шен проект по ликвидации академии.


– А в научном сообществе уже ходили слухи о таких кардиналь- ных преобразованиях?


– Нет, конечно. Мы были готовы к программе Фортова, которая была очень неплохой. А о том, что академию собираются ликвиди- ровать, мы даже подумать не могли. Кстати, министры Колоколь- цев, Шойгу и Лавров выступили против реформы. Удивительно, но даже не было текста предлагаемой реформы. Все передавалось из уст в уста. Но Медведев продавил проект.


– Какие основные положения?


– Это упразднение Академии наук и создание научного сообще- ства академиков, куда должны войти представители других акаде- мий, а также упразднение членкоров. И по моим подсчетам тогда должно было быть около пяти тысяч академиков.


– Но вот те, кто поддерживает реформу, как раз говорят о том, что академия стала элитным клубом. Она архаична и зам- кнута в себе?


– Такая точка зрения тоже есть. Но вот во Франции всего 30 ака- демиков. И это значит, пробиться туда очень непросто.





120 Г. Крымский

– Также академию отстранили от управления наукой и ее хозяй-


ственной деятельностью?


– Да, существовала система управления наукой. А реформа пред- полагала сделать клуб ученых, которые фактически ни на что в науке не влияют. Примерно так оно и получилось. Но, к счастью, всего того, что хотели в правительстве, провести не удалось. И здесь помог академик Примаков, который пошел к Путину вместе с Фортовым. И они добились, что можно будет внести поправки в законопроект, который уже находился в Госдуме.


Тем не менее, слияние академий все же произошло, и это отри- цательный акт. Например, возьмем Сельскохозяйственную акаде- мию. Там в академиках ходили и кандидаты наук и даже директора совхозов. Это совершенно другой уровень. И общий уровень ака- демии понизился. Хорошо, хоть институт членкоров оставили.


ФАНО


– И вот теперь хотелось подробнее узнать о деятельности ФАНО.


– Многие не знают, что в ведение ФАНО была передана не толь- ко хозяйственная деятельность институтов, но и сами институты. То есть управляет не только имуществом институтами, а самими институтами.


– Хозяйственной деятельностью?


– Нет, именно нет. В планах было прописано, что это только иму- щественные функции. А оно пытается самостоятельно оценивать работу институтов и, исходя из этих оценок, определять их судьбу. ФАНО может также объединять институты, чем уже и занимает- ся, и распределять их по разным категориям. А от этого зависит финансирование. Например, третья категория не финансируется государством вообще.


– А какие критерии оценки, практическая польза?


– Практическая польза – вопрос сложный. Вот наш институт космофизики – какую практическую пользу он приносит? Если с такой позиции подходить, то мы попадем в третью категорию. Нет,



Оправдываются лишь худшие ожидания 121


там сложный механизм оценки, но дело даже не в этом. А в том, что работать в ФАНО пришли люди не из науки. Его руководитель Михаил Котюков – это бывший замминистра финансов.


– Эффективный менеджер?


– Наверно. И набрал он к себе таких же людей. И они управляют нами. Но как они могут это делать, не понимая существа деятель- ности научных организаций? Они делают это при помощи цифр. Вырабатывают разные способы цифровой оценки. Раньше, на- пример, к нам в институт приезжали аттестационные комиссии. Шерстят, задают острые вопросы, и приходилось нелегко. Когда они уезжают, то оставляют заключение, рекомендации. Потом ма- териалы попадают на президиум Сибирского отделения, вызывают директора института. И это все работало.


– Не очень понятно все же с этой цифровой оценкой. Что это такое?


– Индекс Хирша, например, который показывает, насколько та или иная публикация цитируется. Это неплохой показатель, но его нельзя поставить критерием общей оценки работы. Альберт Эйнштейн, например, точно бы проиграл, если бы его научные изыскания оценивали таким способом. Поэтому нужно понимать деятельность, а не смотреть на цифры.


– Это, кстати, может привести и к гонкам за публикациями, когда за количеством пропадает качество.


– Совершенно верно. И это уже происходит. А вообще есть та- кой закон Гудхарта, который говорит о том, что когда используется цифровой индекс в исследовании и затем он ложится в основу при- нятия решений, то он перестает быть достоверным. С цитируемо- стью тут все ясно. Можно организовать «невидимое общество», которое друг друга будет цитировать. Как в квантовой механике – вы только что-то измерили, а состояние системы изменилось и результаты стали недействительными. В общем, на одних цифрах достоверных данных получить невозможно. И ФАНО работает с недостоверными данными.


– А разве у них нет научных консультантов?

page61image31888 page61image32048




122 Г. Крымский



Оправдываются лишь худшие ожидания 123

page62image1448 page62image1608


– Есть советники. Но решения в ФАНО принимают на основе цифр. А принцип «двух ключей», который предполагает со сторо- ны Академии наук консультирование и рекомендации, для ФАНО не работает. И у них есть силы, которые отрицают контакты с Ака- демией наук. И даже Владимиру Фортову не удается наладить этот контакт. В ФАНО продолжают оперировать цифрами.


– Наверно, ФАНО добавляет вам и бумажной работы, по анало- гии с врачами и учителями?


– Они засыпают нас просто ворохом бумаг. Дирекции институ- тов просто тонут в бумагах, таблицах и графиках. Без ненорматив- ной лексики, когда сталкиваешься со всем этим, сложно обойтись. Раньше рассматривались только серьезные достижения, уровень науки в конкретном институте. И академикам это было понятно, а вот чиновникам непонятно. Им нужны цифры. Отчетность. Слеж- ка за каждым шагом.


– Выстраивается общество, описанное Кафкой в «Процессе».


– Например, недавно был уволен директор одного из институтов за формальное отсутствие на рабочем месте. А причина в том, что он открыто высказывался с критикой в адрес ФАНО.


– Но может, они просто хотят заставить ученых более актив- но работать? Во всяком случае, увеличить производительность труда?


– Я считаю, что ФАНО попало в очень неудобную ситуацию. Перед ними поставили задачи, которые они вынуждены испол- нять. Но академия тоже не может быть крайней и отвечать за то, что государство развалило всю прикладную науку. Полностью. А она была еще намного крупнее академической. Достижения ака- демической науки, я еще раз повторяю, ощутить можно не сразу. В советское время была налаженная система, когда академическая наука отдавала результаты своих исследований в прикладную на- уку, в опытно-конструкторские бюро. А затем этот результат, ко- торый уже стал изделием, попадал на завод. Всем этим занимался Госкомитет по науке и технике. И его всегда возглавляли крупные ученые. И именно такой организации не хватает сейчас.



– Те, кто поддерживают реформу еще, и ставят в пример об- разцы независимых лабораторий, которые на конкурсной основе проводят исследования. Говорят о духе независимости.


– Такие лаборатории существуют во всем мире. Есть они и в Рос- сии. Но помимо этого существует еще и научная инфраструктура. Приведу пример. У Института космофизики есть всемирно извест- ная установка ШАЛ1, которая работает многие годы. И такого рода инструменты невозможно создать, набрав просто людей в перспек- тивную лабораторию. Это работа на десятилетия. Это государ- ственный заказ, который финансируется на протяжении многих лет. Такая инфраструктура занимает в науке большое место. Наука состоит как из отдельных, идейных вспышек, так и из этого фун- дамента. Нужно разделять эти две категории, а не выбирать между ними. Сначала нужно обеспечить инфраструктуру, а затем уже вы- делять деньги на конкурсные исследования. А сейчас пытаются именно все перевести на конкурсную основу. И как содержать нам, например, эту установку ШАЛ, на конкурсные деньги. Академики, конечно, против этого возражают, но никто их не слушает. Сейчас уже хотят в ближайшие два года перевести на конкурсную основу всю науку.


– То есть как? В вашем институте, например, несколько лабора- торий. И получается так, что кто-то на основе конкурса деньги получит, а чьи-то исследования могут посчитать за ненужные и деньги не дать. Выходит, что базовые ставки уберут, и будут финансировать только точечно?


– Да, собираются сделать именно так. Наш институт уже дав- но участвует в конкурсной системе и средства, которые мы полу- чаем, играют, конечно, заметную роль. Но если останутся только конкурсные деньги, то ситуация будет сложной. Кто-то выиграет конкурс, кто-то нет – а мы, как институт, должны будем как-то вы- кручиваться. И все это опять же по причине того, что люди, управ-

page62image32608


1



Якутская комплексная установка ШАЛ им. Д.Д. Красильникова предназначе- на для исследования космических лучей сверхвысоких энергий, которые по- рождают так называемые широкие атмосферные ливни – каскады частиц, до- стигающие поверхности Земли. Установка представляет собой стационарный научно-исследовательский полигон, расположенный в долине реки Лены в 55 км южнее г. Якутска. – Прим. ред.





124 Г. Крымский



Оправдываются лишь худшие ожидания 125

page63image1432 page63image1592


ляющие сейчас наукой, не понимают, как работает наука. Одним росчерком пера можно уничтожить целую школу, которая создава- лась на протяжении долгих лет. А снова собрать людей просто так не получится.


– Пора уже поговорить о том какая ситуация сейчас складыва- ется с реформой науки в Якутии и в Сибирском научном центре.


– Сейчас мы приписаны к Сибирскому отделению ФАНО. И в Новосибирске сейчас работают уже другие люди, не те, что там были во время Сибирского отделения РАН. ФАНО набрали новых людей. Сибирское отделение сейчас работает в сильно усеченном виде. Еще ФАНО сделало еще один, как мне кажется, неверный шаг. Им очень не нравилось, что у них более тысячи бюджетопо- лучателей. Поэтому они стали проводить политику укрупнения, в основном по территориальному признаку, что для Якутска значит объединить все институты под одной крышей с одним директором, и институты юридически превратятся в подразделения. Была еще возможность отраслевого, межтерриториального объединения с Иркутском, например. Но у нашего института и так положение в республике не очень стабильное, и поэтому мы выбрали террито- риальный принцип.


– И в чем будут состоять последствия такого объединения?


– Есть определенные плюсы. В республике сейчас большое вни- мание уделяется так называемой «Великой экспедиции» Речь идет о комплексном обследовании нашей территории. И если мы будем объединены, то такую комплексную работу будет делать проще. Но, с другой стороны, наша профессиональная деятельность, свя- занная с космосом, будет страдать. Но страдать мы будем в любом случае. Отрицательная сторона в том, что средства будут посту- пать в одни руки. И от этого человека будут зависеть наши иссле- дования. Если покажется, что они не нужны, то и денег мы не по- лучим.


– То есть все академические институты войдут в одно объеди- нение?


– Институту мерзлотоведения вроде пока удается отстоять свою независимость.



Также три горно-геологических института глава республики Егор Борисов предлагает выделить в отдельный кластер. Я счи- таю, что это ошибка. Поскольку в одном месте применяется либо территориальный, либо отраслевой принцип. У нас, как я уже го- ворил, выбрали территориальный.


И не должно быть так, чтобы объединялись по-разному. Распадет- ся вся система. Опять принцип – кому-то можно, а кому-то нельзя.


– Те, кто поддерживают такое объединение, могут еще на- верно сказать, что контроль за распределением средств в более централизованном объединении проще, нежели чем в децентра- лизованном.


– Сибирское отделение, откуда раньше поступали средства на- прямую в институты, доказало свою эффективность на протяже- нии многих лет работы. Там существовали и различные конкурсы, на поддержку научных исследований. Сейчас этого нет.


Молодые ученые


– А как сейчас обстоят дела с молодыми специалистами? Пу- тин заявил, что их в науке уже более 40%?


– За последние 10 лет положение стало меняться в лучшую сто- рону. Поскольку в девяностые годы многие из науки уходили, а мо- лодежь в науку почти не шла. Ситуация улучшается, и если бы эти преобразования нам не портили кровь, было бы совсем хорошо.


– Так заявляют же, что реформа, в том числе, направлена и на омоложение науки. Не существует программ по привлечению мо- лодых кадров в научные институты?


– Эти механизмы не отстроены. Даже то, что было в Сибирском отделении, например, по льготной ипотеке, пусть скромно, но все же было. То теперь, с приходом ФАНО, этого нет. Никаких префе- ренций для молодых я не наблюдаю. Может, будут.


– А как вы можете оценить теперешний уровень университет- ской подготовки по сравнению с советским временем? И отлича- ются ли эти молодые люди, которые приходят в науку от преды- дущих поколений?





126 Г. Крымский

page64image920


– Конечно, разница заметна. Была другая система подготовки как школьной, так и университетской. Но, тем не менее, люди, которые приходят в науку, – они не хуже по своим человеческим качествам. Подготовка страдает, но интерес, который они проявляют, все тот же, что и был раньше. И они быстро растут, если попадают в хоро- шие руки. Просто их плохо готовят.


– То есть стремление перекрывает знания.


– Да, а потом они добирают. Даже в нашем университете я на- стаиваю, чтобы был «курс молодого бойца» – изучить за полгода школьный курс. А потом только давать университетский. И для дела это необходимо. К сожалению, на это пока не идут.


– Если резюмировать наш разговор, что можно сказать в за- ключение?


– Реформа проходит неблагополучно. Необходимость в ее про- ведении, бесспорно, есть, и начинать ее нужно было давно. И не так, как ее проводят сейчас. Реформу нужно было направить на улучшение, а не на разрушение. Но, тем не менее, назад уже до- роги нет. И я считаю, что аналог Госкомитета по науке и технике был бы нужен для создания звеньев, чтобы наука была востребова- на обществом. Чтобы ее результаты стали продукцией. К тому же это был бы центр сосредоточения определенной власти. А вообще Медведев недавно заявил, что ФАНО существует для Академии наук, а не наоборот. Будем надеяться, что из этих слов можно будет извлечь какую-то практическую пользу для науки.


Вопросы задавал: Иван Барков Источник: Якутия.Инфо http://yakutia.info/article/174932 


Дизайн и программирование N-Studio 
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
  • Chen Wev .  honorary member of ISSC science council

  • Harton Vladislav Vadim  honorary member of ISSC science council

  • Lichtenstain Alexandr Iosif  honorary member of ISSC science council

  • Novikov Dimirtii Leonid  honorary member of ISSC science council

  • Yakushev Mikhail Vasilii  honorary member of ISSC science council

  • © 2004-2019 ИХТТ УрО РАН
    беременность, мода, красота, здоровье, диеты, женский журнал, здоровье детей, здоровье ребенка, красота и здоровье, жизнь и здоровье, секреты красоты, воспитание ребенка рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок медицина, клиники и больницы, болезни, врач, лечение, доктор, наркология, спид, вич, алкоголизм православные знакомства, православный сайт творчeства, православные рассказы, плохие мысли, православные психологи рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок